Несколько слов о применении антидепрессантов

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Основная обязанность психиатра состоит в том, чтобы правильно подобрать все необходимые препараты, в том числе и антидепрессанты. Лишь часть больных чувствуют улучшение в состоянии здоровья после первого курса лечения, так что подбор необходимого лекарства можно назвать методом своеобразных проб и ошибок. Врач может выписать одновременно несколько препаратов, прежде чем он обнаружит наиболее эффективный. Во многих местах сейчас практикуется назначение бесплатных лекарств людям, которые находятся на психиатрическом учёте. Так как стоимость лекарств может быть от 50 до 100 usd, а назначать их могут не в единственном экземпляре, то такое лечение достаточно дорогостоящее. Хотя принято считать, что за последние 30 лет ничего эффективнее и сильнее амилтриптилена так и не было придумано. Новые лекарства в основном отличаются противопоказаниями (их — гораздо меньше) и стоимостью (она – существенно выше).

Такие лекарства помогают не мгновенно – обычно между временем начала приёма и появлением необходимого результата необходимо две – три недели, хотя иногда получается так, что положительные перемены в настроение происходят уже через одну неделю. Случается также, что человек, который много месяцев находился в депрессии, приходит в себя прямо на глазах. А кому-то препараты помогают устранить лишь некоторые из депрессивных симптомов. Но существуют люди, на которых лекарственная терапия никак не влияет, а больше влияет физиотерапия. Не торопитесь относить себя к последней категории, ведь всё достаточно индивидуально, и в некоторых ситуациях желаемый результат может наступить только через несколько месяцев.

Автор: Пашков М.К. Координатор проекта по контенту.

Источник: http://www.tiensmed.ru/news/post_new1911.html

Кому можно принимать антидепрессанты?

Большинству людей, но непременно под профессиональным медицинским наблюдением. Например, специальные меры предосторожности показаны, если у вас в анамнезе присутствуют приступы эпилепсии, болезни сердца, печени или почек, высокое артериальное давление или некоторые другие проблемы. Если вы принимаете еще какие-то препараты помимо антидепрессанта, следует соблюдать особые меры предосторожности.

Если правильно принимать антидепрессант, он будет безвреден и даже может спасти жизнь. Но не пытайтесь самостоятельно изменять дозировку или принимать лекарство по собственному решению. Медицинское наблюдение обязательно.

Как понять, что антидепрессант работает?

Во время лечения проходите тест на депрессию один-два раза в неделю. Тест покажет вам, есть ли улучшения и насколько они велики.

Если вам не становится лучше или если ваше состояние ухудшается, количество баллов не будет снижаться. Но, если результат неуклонно улучшается, это указывает на то, что препарат, вероятно, подействовал.

К сожалению, большинство врачей не требуют, чтобы их пациенты проходили между сеансами терапии подобный тест на настроение. Вместо этого в оценке эффективности лечения они полагаются на собственный клинический опыт. Это довольно неудачный подход: исследования показали, что врачи часто ошибаются, пытаясь определить, как себя чувствуют их пациенты.

Поколение прозака. Как от нас скрывали правду об антидепрессантах

Тридцать лет назад появление в американских аптеках лекарства «Прозак» совершило революцию в лечении депрессии. Однако сегодня ученые утверждают, что мы не знаем, что такое депрессия и работает ли «Прозак» на самом деле. «Сноб» приводит тезисы из статьи Quartz о том, почему современные подходы в лечении депрессии могут быть основаны на заблуждениях и что делать людям, которые страдают от психического заболевания

24 января 2020 14:15

С егодня широко распространена версия, что депрессия — результат биохимических нарушений головного мозга. На самом же деле это лишь одна из гипотез, которая так часто тиражируется в научной среде, что стала восприниматься как доказанная истина.

Случилось это потому, что в медицинской науке психиатрия долгое время не имела веса и, как правило, ассоциировалась с теорией Гиппократа о четырех типах темперамента и френологией (лженаукой о связи психики с формой черепа). Для врачей не была убедительна и психоаналитическая теория Фрейда. В этих условиях гипотеза о том, что психические заболевания — следствие органических нарушений головного мозга, звучала очень привлекательно. Эту версию и стали обсуждать чаще всего как основную, однако весомых исследований, подтверждающих ее, так и не появилось.

Одним из первых лекарств, которые «капитализировали» гипотезу о психических болезнях как результате биохимических нарушений мозга, стал «Прозак» (флуоксетин). Препарат появился в американских аптеках 30 лет назад, и мы до сих пор не знаем, как он работает и действительно ли эффективен в лечении депрессии.

Психиатры, которым выгодно утверждать, что депрессия — это заболевание мозга, а не психическая болезнь, настаивают на медикаментозном лечении. За бортом остаются различные социальные факторы, которые тоже могут провоцировать депрессию: изоляция, бедность, трагические события в жизни и многое другое. Психотерапия как способ лечения вторична по отношению к таблеткам. Это искажает не только наше понимание депрессии, но даже опыт ее переживания.

Сегодня описаны разные виды депрессивных расстройств*. Например, большое депрессивное расстройство, медикаментозно индуцированное депрессивное расстройство, органические расстройства настроения, возникающие как следствие органического заболевания. Все они отличаются по этиологии и продолжительности, но описанные симптомы в общем и целом одинаковы. Пациентов с разными депрессивными состояниями лечат одними и теми же лекарствами, хотя об одинаковых нарушениях биохимических процессов мозга речи не идет.

В 1950-е и в 1970-е годы в американской аптеке для лечения депрессивных состояний можно было купить довольно опасные препараты. Даже незначительная передозировка этих препаратов — «Бутисола» (барбитурат) и «Валиума» (диазепам) — могла привести к летальному исходу, что отпугивало многих покупателей. Появление на рынке «Прозака» сильно изменило ситуацию, потому что это был антидепрессант нового поколения — более безопасный и с меньшим количеством неприятных побочных эффектов.

Существующие сегодня антидепрессанты действуют более или менее одинаково. Так утверждает Энтони Ротшильд, профессор психиатрии медицинской школы Университета Массачусетс. Более того, за три десятилетия применения «Прозака» в лечении депрессии выбор антидепрессантов в аптеках значительно вырос. Однако ничего более эффективного, чем имипрамин — основной препарат из трициклических антидепрессантов, — так и не создали.

Все это время производителям антидепрессантов ничто не мешало утверждать, что депрессия — нарушение работы мозга, которое можно поправить таблетками: и «Пароксетин», и «Золофт» (сертралин) продавались как «восстанавливающие химический баланс» препараты. Тем временем убедительных, научно доказанных версий о причинах депрессии до сих пор нет.

Согласно современным исследованиям, в 37 процентах случаев депрессия передается по наследству, то есть, очевидно, генетика и биология играют значительную роль. Но, так как у нейробиологов до сих пор нет точного способа определить, какая работа мозга считается «нормальной», а какая нет, проверить некоторые из гипотез невозможно.

Если бы причиной депрессии было нарушение уровня серотонина, то препараты СИОЗС работали бы мгновенно, а не требовали длительного цикла приема**. Кроме того, снижение уровня серотонина в мозге должно было бы провоцировать депрессию, однако исследования доказывают, что это не так. Это не значит, что антидепрессанты, направленные на восстановление уровня серотонина, не работают. Но мы не знаем, влияют ли они в конечном счете на первопричину депрессии или лишь борются с ее последствиями.

Наши представления о болезнях и их природе влияют на их течение. Например, симптомы анорексии у больных в Гонконге изменились, когда люди в этом регионе стали больше узнавать о том, как это заболевание протекает в западных странах. Возможно, наши нынешние представления о депрессии и медицинский подход приводят к тому, что болезнь охватывает больше людей: психиатрия называет психическим заболеванием даже те состояния, которые раньше считались стрессом или эмоциональным спадом.

Согласно этому исследованию, эффект плацебо в лечении депрессии почти так же хорош, как прием антидепрессантов. Разница настолько мала, что практически не влияет на клиническую картину. Автор исследования, директор программы по изучению плацебо в Гарвардской медицинской школе Ирвин Кирш — убежденный сторонник немедикаментозного лечения депрессии. Согласно исследованиям, таблетки в комплексе с психотерапией эффективны в краткосрочной перспективе, но пациенты, проходившие психотерапию, не принимая лекарства, спустя более продолжительное время чувствуют себя лучше, и у них значительно более низкий показатель рецидива. У Кирша, конечно, полно оппонентов, которые, напротив, убеждены, что лекарства необходимы.

Истина, как часто бывает, оказалась где-то посередине: пациентам с тяжелой депрессией, у которых нет сил ходить на психотерапию, обязательно следует назначать лекарства. Тем же, кто в состоянии проходить психотерапию, следует обязательно это делать, тем более что медикаментозное лечение помогает далеко не всем пациентам. В лечении депрессии также хорошо себя зарекомендовала когнитивно-бихевиоральная психотерапия, которая обойдется дороже лекарств, но эффект которой будет более устойчивым.

Депрессия стала глобальной эпидемией, сегодня от нее страдает каждый четвертый человек в мире. Очевидно, что причины не только в биологии, но и вокруг нас: бедность, безработица, сексуальное насилие — остановить эпидемию невозможно, если не бороться со всеми причинами, многие из которых — увы — нельзя победить таблетками.

* В DSM-5 — 5-м издании американского диагностического руководства по психическим расстройствам

** СИОЗС — Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина — группа антидепрессантов третьего поколения

Источник: http://snob.ru/entry/156929/

Кому не помогут антидепрессанты

Сегодня о депрессии слышал практически каждый — частота жалоб на депрессивные симптомы растет год за годом. При этом, однако, далеко не все понимают, что на самом деле скрывается за этим диагнозом, а также боятся принимать антидепрессанты, считая их едва ли не наркотическими препаратами.

«Люди стали обращаться с жалобами на депрессию чаще, но я не думаю, что это потому, что депрессий стало больше, — рассказал «Газете.Ru» врач-психотерапевт Павел Бесчастнов. — У людей повышается психологическая грамотность, информированность. Современные антидепрессанты более легки в применении — у них меньше побочных эффектов, их легче начать принимать».

Депрессия известна еще с античных времен — ее под названием «меланхолия» подробно описывал Гиппократ. Он выделил и основные симптомы: уныние, бессонница, раздражительность, беспокойство, иногда — отвращение к пище. Причиной болезни Гиппократ, правда, считал избыток в организме «черной желчи» и лечить ее предлагал специальной диетой и настоем трав со слабительным и рвотным эффектом, чтобы вывести лишнюю желчь из организма.

Упоминания о депрессивных состояниях встречаются даже в древнеегипетских папирусах — там, правда, рекомендуется лечить ее изгнанием из больного демонов.

Более поздние способы лечения депрессии тоже не отличались особой эффективностью. В Средневековье депрессию лечили молитвами, воздержанием от определенных продуктов, «умеренностью» в половой жизни. В эпоху Возрождения депрессия стала считаться болезнью аристократов, и лечение было соответствующим — солнечные ванны, вино, театральные представления.

Позже подходы стали более радикальными — больных раскручивали в центрифугах, поливали холодной водой и даже заражали чесоткой и вшами в качестве внешнего раздражителя. В XIX веке популярными «медикаментами» стали рвотный винный камень, белена, камфорный раствор в винной кислоте. Позже к ним добавился кокаин — им, впрочем, с подачи Зигмунда Фрейда пытались лечить множество недугов.

Основной фактор риска развития депрессии — тяжелые переживания как в детстве, так и во взрослом возрасте. Эпизоды насилия, смерть близких, значительные перемены к худшему — все это может спровоцировать депрессивный эпизод. Но примерно в трети случаев депрессия возникает без заметных потрясений извне. В первом случае депрессию называют реактивной, во втором — эндогенной.

Также депрессия может возникать на фоне алкоголизма, приема наркотиков, ряда лекарств или быть следствием заболеваний, затрагивающих мозг (болезнь Альцгеймера, черепно-мозговые травмы, атеросклероз артерий головного мозга и т. п.).

Депрессия отличается от обычного плохого настроения своей длительностью и влиянием на привычный образ жизни.

«Самые простые вещи требовали колоссальных усилий. Помню, я расплакался оттого, что у меня в ванной смылился кусок мыла. Я плакал оттого, что на клавиатуре компьютера на секунду запала клавиша. Все было для меня убийственно трудным. Например, желание взять телефонную трубку требовало усилий, сопоставимых с необходимостью отжать двухсоткилограммовую штангу лежа», — описывал свое состояние во время болезни американский писатель Эндрю Соломон в книге «Демон полуденный. Анатомия депрессии».

«Если состояние мешает обычной повседневной жизни, сказывается на принятых решениях, работе, в общем, выходит за пределы привычной нормы — следует обратиться к врачу, — говорит Бесчастнов. — Второй критерий — непрерывность, постоянство. Если плохое настроение не проходит от двух недель и более — это уже не просто плохое настроение. Потому что в норме, какой бы ни была хандра, она не может длиться непрерывно. Когда человеку паршиво день за днем — это уже патологическое состояние».

Рецидивирующее или хроническое течение депрессии выявляется как минимум у 20% больных. Затяжное течение либо частые рецидивы депрессивных приступов, разделенных неполными ремиссиями, могут в конечном итоге привести к полной инвалидности.

Самым трагический исход депрессии — самоубийство. Суицидальные попытки предпринимают 30-70% больных, страдающих депрессиями (каждый седьмой больной совершает такую попытку), а частота завершенных суицидов составляет 15%. Юные пациенты с депрессией предпринимают попытки суицида чаще, чем взрослые.

Из совершаемых ежегодно 10-20 миллионов попыток самоубийства (миллион из которых оказываются успешными) до 50% приходится на больных, страдающих депрессией.

За счет совместного влияния факторов суицидального риска и повышенной уязвимости к другим болезням (гипертоническая болезнь, эндокринные, дерматологические и др. заболевания) депрессия сокращает продолжительность жизни на 10 лет.

Теорий, объясняющих механизм возникновения депрессии, существует несколько. Согласно наиболее популярной из них, депрессия возникает как следствие сбоя в механизме обмена нейромедиаторов, веществ, которые отвечают за передачу сигналов между нейронами. При депрессии серотонин, норадреналин, дофамин и другие нейромедиаторы не поступают в синапсы в достаточном количестве. Это приводит к апатии, унынию, беспокойству, социальным фобиям. У разных пациентов баланс нейромедиаторов оказывается разным, поэтому и депрессия имеет свой «оттенок» у каждого из них.

Основной проблемой считается нехватка серотонина, поэтому на повышение его концентрации в синапсах направлено большинство современных антидепрессантов (впрочем, многие влияют и на концентрацию других нейромедиаторов).

Первые антидепрессанты появились еще в 1950-х годах в США. Это произошло случайно, во время испытания новых противотуберкулезных препаратов. Оказалось, что они не только эффективно борются с туберкулезом, но и способствуют повышению настроения и приливу сил у пациентов. В 1960-х годах антидепрессанты появились и в СССР.

Ранние антидепрессанты обладали многими побочными эффектами, от расстройств сна и судорог до поражения печени и даже инфарктов, а также помогали небольшому числу больных. По мере развития психиатрии и более углубленного понимания механизмов депрессии возникали более безопасные и эффективные препараты.

Наиболее современные антидепрессанты — это селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Они блокируют обратный захват серотонина выделяющими его нейронами, что приводит к увеличению его количества в синаптической щели. Среди распространенных побочных эффектов СИОЗС — тошнота, беспокойство, снижение полового влечения.

«Побочные эффекты в современных препаратах, как правило, терпимые. Примерно в 40% случаев получается так, что есть неприятные эффекты, но чтобы улучшить свое состояние, пациент готов потерпеть. Процентах в 10-15% эффекты бывают такими, что пациент отказывается от препарата и нужно подыскивать ему другой. Несмотря на обилие препаратов, при подборе бывают сложности. Также бывают резистентные депрессии, которые просто не поддаются лечению», — рассказывает Бесчастнов.

Сейчас врачи более охотно выписывают антидепрессанты, чем лет 20 назад — они вошли в широкую практику.

Вопреки популярному мнению, антидепрессанты — это не «таблетки счастья», повышающие настроение и дающие прилив сил. Их задача — выровнять нарушенный баланс нейромедиаторов в мозге. На человека, не страдающего депрессией, они не окажут никакого воздействия. Пациенту с депрессией они помогут избавиться от тоски, вялости и раздражительности, повысят психическую активность.

Также существуют препараты, влияющие на захват норадреналина, дофамина или сразу нескольких нейромедиаторов. Не все из них переносятся так же хорошо, как СИОЗС, поэтому редко становятся препаратами первого выбора.

Вокруг антидепрессантов ведется много споров об их эффективности. Некоторые работы и даже мета-анализы показывают, что они работают ненамного лучше, чем плацебо, и могут быть рекомендованы разве что в самых тяжелых случаях. В частности, в 2017 году датские ученые опубликовали мета-анализ 131 исследования, в ходе которого пришли к выводу, что возможный небольшой положительный эффект СИОЗС перевешивается серьезными побочными эффектами.

Ответом на это стал куда более обширный мета-анализ, включивший в себя 522 двойных слепых рандомизированных исследования, в которых сравнивалась эффективность 21 антидепрессанта с плацебо и друг с другом в лечении клинической депрессии. В том числе использовались и неопубликованные в журналах данные, имеющиеся в распоряжении фармкомпаний.

Каждый из препаратов продемонстрировал эффективность выше, чем плацебо, на 15–55%.

Самыми эффективными оказались агомелатин, амитриптилин, эсциталопрам, миртазапин, пароксетин, наименее эффективными — флуоксетин, флувоксамин, ребоксетин, тразодон.

Исследователи, впрочем, напоминают, что эффективность того или иного препарата может различаться от пациента к пациенту — на это влияет тяжесть состояния, пол, возраст и другие особенности. В анализе же рассматривались средние значения. Кроме того, в работе исследовался двухмесячный период приема антидепрессантов, в то время как в реальности их порой принимают годами.

«Это все-таки работает. По этому поводу в профессиональном обществе есть консенсус.

Действительно, есть исследования, которые показывают, что антидепрессанты бывают бесполезны, но против них существует огромный корпус работ, подтверждающих эффективность. Тут нужно рассматривать каждое исследование отдельно — дизайн эксперимента, насколько корректно были поставлены вопросы, как были обследованы испытуемые, — отмечает Бесчастнов. — Исходя из моего опыта, антидепрессанты несомненно эффективны. Это не панацея, но в определенных ситуациях они помогают. За двадцать лет работы я назначал их тысячи раз и неоднократно видел результаты, как и все мои коллеги».

Одна из проблем СИОЗС в том, что на терапию не отвечает до трети пациентов. Причины этого пока неясны, но ученые из Института биологических исследований Солка полагают, что дело может быть в строении серотонинергических нейронов. К таким выводам они пришли, взяв образцы кожи у 800 пациентов с депрессивными расстройствами, перепрограммировав их в плюрипотентные стволовые клетки и вырастив из них серотонинергические нейроны. Участники исследования в разной степени отвечали на терапию СИОЗС, и исследователи обнаружили корреляцию между строением нейронов и эффективностью препаратов.

Также исследователи выявили гены, обуславливающие особенности строения нейронов. Они рассчитывают, что в перспективе это позволит подбирать наиболее подходящие препараты для больных депрессией, а также выяснить причину невосприимчивости нейронов к СИОЗС.

Британские специалисты жалуются, что психиатры не предупреждают больных о синдроме отмены при отказе от препаратов — те принимают его симптомы за новый депрессивный эпизод и снова возвращаются к лекарствам. Считается, что синдром отмены выражен слабо и проходит в течение недели, но опыт пациентов показывает, что это не так — тошнота, приступы тревоги, бессонница, «вспышки» в голове, похожие на удары током, и другие неприятные ощущения могут преследовать их довольно долго.

Эксперты призывают Национальный институт здоровья и клинического совершенствования (NICE) Министерства здравоохранения Великобритании пересмотреть клинические рекомендации и привести их в соответствие с реальным положением вещей, а врачей обязать информировать пациентов о возможных симптомах, чтобы те не пугались их появления.

Симптомы и их выраженность при синдроме отмены весьма индивидуальны.

Впрочем, чем дольше продолжается прием препарата, тем выше вероятность с ними столкнуться. Чтобы облегчить состояние, необходимо отказываться от препарата постепенно, снижая его дозировку на четверть или на треть в течение нескольких недель. При назначении антидепрессанта требуется от двух недель до месяца, чтобы он начал действовать — примерно столько же времени уходит и на то, чтобы с него «слезть». При усилении синдрома отмены следует снижать дозировку еще медленнее.

Облегчить процесс отказа от антидепрессантов может психотерапия.

Наиболее эффективна когнитивно-поведенческая терапия, позволяющая выработать новые модели поведения в ответ на внешние факторы.

Также в период отказа от антидепрессантов рекомендуется больше времени уделять физической активности, правильному питанию, хобби. Дневник настроения позволит отследить свое состояние, вовремя заметить, если оно ухудшится, и обратиться за помощью.

Источник: http://www.gazeta.ru/science/2020/07/14_a_12499075.shtml

9 современных антидепрессантов

*Обзор лучших по мнению редакции expertology.ru. О критериях отбора. Данный материал носит субъективный характер, не является рекламой и не служит руководством к покупке. Перед покупкой необходима консультация со специалистом.

Мы уже представляли читателям рейтинг успокаивающих средств, включающий как рецептурные, так и безрецептурные лекарства. Но, когда речь заходит о антидепрессантах, приходится предупредить: все эти средства рецептурные. Некоторые из них требуют не просто листка бумаги с печатью и подписью врача, но должны быть выписаны на особом бланке, и после покупки рецепт остается в аптеке, где хранится три месяца. Поэтому назначить себе антидепрессант только на основании статьи из интернета не получится (и должны заметить – к счастью). Для этого придется посетить врача – невролога или психиатра, который и выпишет рецепт, исходя из собственных представлений о том, какое средство больше всего подойдет конкретному пациенту. Поэтому обзор современных антидепрессантов носит только ознакомительный характер и не в коем случае не должен стать руководством по самолечению.

Что такое антидепрессанты и когда их назначают

Работа нашего мозга, в том числе общий фон настроения и эмоций, зависит от содержания в нем особых веществ – нейромедиаторов. Одно из таких веществ – серотонин, называют гормоном радости. Он поддерживает хорошее настроение и создает ощущение счастья. У людей с депрессией уровень серотонина снижается.

Это чисто биохимические процессы, и предлагать человеку, страдающему от депрессии на фоне низкого уровня серотонина, «просто взять себя в руки и начать шевелиться» примерно столь же продуктивно, как предлагать пациенту с диабетом поддерживать нужный уровень сахара усилием воли.

Антидепрессанты увеличивают количестве серотонина в организме, восстанавливая «нормальное» состояние человека.

К слову, их назначают не только для поднятия настроения. Еще одна частая область использования антидепрессантов – хронические боли (в спине, головные, фибромиалгия, боли при синдроме раздраженного кишечника и так далее). На фоне постоянных болевых ощущений нарушается синтез собственных обезболивающих организма; врачи называют это дисфункцией антиноцицептивной системы. Антидепрессанты восстанавливают естественные механизмы подавления боли. Причем если для основного их действия – улучшения настроения – нужно 2–3 недели, то противоболевой эффект проявляется буквально с 1–2 таблетки.

Рекомендуют антидепрессанты и при тревожных расстройствах, предменструальном и предклимактерическом синдромах, недержании мочи и кала, других патологиях.

Меры предосторожности при лечении антидепрессантами

Современные препараты не вызывают зависимости, но чтобы организм мог адаптироваться к биохимическим изменениям, как начинать их прием, так и заканчивать нужно постепенно. Обычно врачи рекомендуют в первые два дня принять четвертинку от нормальной дозировки, потом несколько дней употреблять по половине таблетки, и только потом – полную дозу. Заканчивать курс нужно в обратном порядке.

Начиная применение препаратов нужно иметь в виду, что желаемый эффект наступает не раньше через две недели, а минимальная рекомендованная ВОЗ продолжительность курса – полгода (за исключением ситуаций, когда лекарство назначается не для лечения депрессии). Делать перерывы нельзя, поэтому нужно заранее планировать визиты к врачу для обновления рецепта.

Поскольку серотониновые рецепторы есть не только в головном мозге (а больше всего их, как ни странно на первый взгляд, в кишечнике) побочные эффекты большинства антидепрессантов довольно схожи:

  1. боли и дискомфорт в животе,
  2. нарушение стула,
  3. сухость во рту,
  4. нарушения вкуса,
  5. дрожание рук,
  6. расширение зрачка,
  7. повышение частоты сердечных сокращений и рост артериального давления.

Возможны и другие нежелательные явления. Поэтому, принимая лекарство, нужно следить за своим состоянием и обращаться к врачу при любом подозрении на какие-либо проблемы. На всякий случай напомним: длинный перечень возможных побочных эффектов совершенно не значит, что все они обязательно появятся при приеме лекарства.

Антидепрессанты нельзя сочетать с мелатонином (продается без рецепта и очень популярен как эффективное и безопасное снотворное, не вызывающее привыкания); зверобоем и лекарствами на его основе; средствами для похудения на основе сибутрамина и БАД на основе 5-НТР (предшественник серотонина,). Это может спровоцировать чрезмерное повышение уровня серотонина в организме, так называемый серотониновый криз, крайне неприятный по своим проявлениями и потенциально опасный для жизни. Нельзя комбинировать их и с группой лекарств под названием ингибиторы моноаминооксидазы, но так как эти препараты тоже рецептурны, обычно врачи учитывают возможные лекарственные взаимодействия.

Часто говорят, что из-за антидепрессанты могут спровоцировать попытки самоубийства. Действительно, в рекомендациях для специалистов прямым текстом запрещают назначать эти средства людям, высказывавшим мысли о суициде. Но случается и так, что вскоре после начала употребления антидепрессантов, попытку самоубийства совершают люди, ранее не демонстрировавшие подобных намерений. Дело в том, что во время тяжелой депрессии у человека обычно нет сил ни на что – а осознанная попытка суицида тоже требует сил. После начала приема лекарства, но до того, как появится необходимый терапевтический эффект (напоминаем, что обычно для этого нужно 2 – 4 недели), прибавляется сил и решимости – но, увы, иногда, эти силы и решимость уходят на необратимые поступки. Проще говоря, до употребления антидепрессантов у человека просто не было сил подняться с кровати и выйти из окна, а после начала их применения – нашлись. Далеко не каждый пациент с суицидальными намерениями озвучивает их близким или врачу.

Именно поэтому многие специалисты рекомендуют сочетать прием антидепрессантов с психотерапией или просят делать контрольные визиты, чтобы иметь возможность оценить состояние пациента. Еще раз повторяем: антидепрессанты – это очень серьезные препараты, самолечение которыми недопустимо.

Предлагая нашим читателям обзор современных антидепрессантов, должны отметить, что использованное далее деление на «бодрящие», «успокаивающие» и «нейтральные» – не официальная классификация, а попытка более-менее понятно объяснить, чего ждать от тех или иных таблеток.

Обзор современных антидепрессантов

Номинация место наименование товара цена
Обзор «нейтральных» антидепрессантов 1 Сертралин 568 ₽
2 Венлафаксин 348 ₽
3 Эсциталопрам 507 ₽
4 Дулоксетин 641 ₽
антидепрессанты с «бодрящим» эффектом 1 Флуоксетин 51 ₽
2 Пароксетин 322 ₽
«успокаивающие» антидепрессанты 1 Флувоксамин 758 ₽
2 Тразодон 754 ₽
3 Амитриптилин 59 ₽

Обзор «нейтральных» антидепрессантов

Эти средства не оказывают ни выраженного седативного ни активного тонизирующего действия. Такие антидепрессанты считаются более безопасными, так как они не меняют грубо «настройки» нервной системы, регулируя общий эмоциональный фон.

Сертралин

Рейтинг популярности*: 4.9

Торговые наименования: Золофт, Стипулотон, Серената, Серлифт, Асентра.

Один из самых безопасных антидепрессантов с относительно быстрым (около недели) началом действия. Разрешен к применению детям, во время беременности – при условии оценки соотношения возможного риска и пользы. Не рекомендуется кормящим, так как попадает в грудное молоко.

В инструкции нет указаний на несовместимость с алкоголем, впрочем, это не значит, что нужно закусывать водку таблетками.

Несмотря на имеющиеся дженерики, средняя стоимость лекарства относительно высока: от 800 рублей за месяц приема (по данным на начало апреля 2020).

Источник: http://expertology.ru/9-luchshikh-antidepressantov/

Они помогают! 5 позитивных историй о приеме антидепрессантов

Масштабное исследование , опубликованное в феврале на медицинском ресурсе The Lancet , убедительно доказало: антидепрессанты работают! Ученые проанализировали более 500 опытов с участием 116 477 человек и выяснили , что современные антидепрессанты справляются с психическими расстройствами лучше плацебо. Еще пару лет назад такие лекарства в обществе не обсуждались , и многие сомневались , действительно ли они работают. Теперь можно не сомневаться ( и не стесняться обсуждать). Вот что наши героини рассказывают о своем опыте приема антидепрессантов.

1. Ко мне вернулись чувства и ощущения

« Мне 30 лет. Депрессию диагностировали в 13 , тогда же начались антидепрессанты. Когда в 17 лет мне поставили диагноз „биполярное расстройство“, к ним добавились антипсихотики.

Были сложные периоды. Не все лекарства подходили , случались побочные эффекты , но бросить их я не могла. Лекарства позволили мне нормально функционировать и чувствовать себя так , что можно встать с кровати и выйти из дома. Я снова смогла нормально общаться с людьми , работать , чувствовать радость и иметь энергию для жизни. Депрессия превращала меня в комок боли и грусти , отнимала все приятные ощущения. Нынешние лекарства помогают справиться не только с психическими , но и с физическими проблемами. Но они , в частности , снижают давление настолько , что утром я не могу быстро вскочить с кровати — иначе перед глазами все плывет. Также я немного набрала вес и весьма этим расстроена. Но на другой чаше весов — нормальная жизнь , общение , творчество , интим. Словом , все то , что люди с нормальным химическим балансом в организме имеют и без таблеток», — Катя , 30 лет.

2. Не знаю , где бы я сейчас была без них

« В целом мой опыт с антидепрессантами позитивен. Я веду обычную жизнь , даже когда тревожность повышается , а раньше я готова была только прятаться от всего мира в своей комнате.

Мне диагностировали тревожное расстройство в 18 , и это было ужасно. Какое-то время мне не могли подобрать таблетки , но потом уменьшили дозу — и стало нормально. Легкие головные боли не в счет.

Мне кажется , люди порой боятся антидепрессантов , потому что не понимают , как сильно они помогают другим. Им почему-то кажется , что лекарства превратят их в бесчувственных зомби , а на самом деле все наоборот», — Анна , 27 лет.

3. В депрессии я была готова к крайностям

« Я начала принимать лекарства в 15 лет , когда из-за депрессии была вынуждена на время уйти из школы. Год спустя выяснилось , что у меня биполярное расстройство , и мне выписали стабилизатор настроения. Были небольшие побочные эффекты , но плюсы явно перевешивали. За эти годы я попробовала пить многие лекарства , а также медитативную и арт-терапию.

Лекарства помогают вести нормальную жизнь , без них я постоянно плачу и считаю свою жизнь ужасной. Учитывая , что иногда это мнение доходит до крайности , для меня жизненно важно принимать медикаменты.

Жаль , что психические расстройства до сих пор с трудом обсуждают в обществе , но это такие же болезни , как грипп и ангина , поэтому стесняться тут нечего», — Наталья , 32 года.

4. Не знаю , что заставило бы меня перестать их пить

« У меня хроническая депрессия с 16 лет. Сначала я думала , что все в порядке , что так и должно быть , пробовала разные техники , но потом оказалось , что нужны лекарства. И только они сделали из меня нормального человека. Врач сказала мне: „Будь у тебя диабет , пришлось бы принимать инсулин. У тебя низкий серотонин , для его повышения тоже нужно пить таблетки!“

Поначалу я чувствовала себя не очень хорошо , появилась бессонница. А потом все наладилось. Они не сделали мою жизнь невероятно легкой или бесстрессовой , но я хотя бы могу делать все то же , что делают обычные люди.

Мне кажется , надо отказаться от слова „антидепрессанты“, чтобы люди не пугались. Назвать эти лекарства , например , „серотониновыми добавками“ — и мнение тех , кто не сталкивался с депрессией , точно улучшится», — Ксения , 32 года.

5. Теперь меня не беспокоят всякие мелочи

« Я пью антидепрессанты меньше года. До того я постоянно рыдала и думала , что жизнь ужасна , но боялась попросить кого-то о помощи. В депрессии такое бывает часто. К счастью , мне повезло попасть к хорошему врачу. Главное , что я заметила почти сразу, — перестала переживать по пустякам.

Я стеснялась признаваться людям , что принимаю антидепрессанты , чтобы они меня не осуждали и не считали инвалидом. И думаю , что если бы все быстрее понимали , что с психическим здоровьем что-то не так , и приходили к врачу сразу , а не годы спустя , отношение к этим болезням в обществе было бы гораздо более позитивным», — Диана , 25 лет.

Опасная еда: 6 продуктов, которых следует избегать, если ты беременна

Источник: http://www.cosmo.ru/health/your_health/oni-pomogayut-5-pozitivnyh-istoriy-o-prieme-antidepressantov/

Что такое антидепрессанты, и как они влияют на психику?

Антидепрессанты – крайне необходимая вещь, когда человек находится на грани жизни и смерти из-за расстройства настроения.

Слово “антидепрессанты” настораживает. Мы не так уж много знаем о расстройствах психики, особенно если не интересуемся этим специально. Вокруг психических расстройств – если не ореол романтизма и загадочности, то пугающие истории. Есть и те, кто считает антидепрессанты опасными препаратами, меняющими личность и вызывающими зависимость и страшные последствия. Из-за этого порой те, кому нужно лечение, отказываются от него. Ведь вдруг все эти истории правдивы?

Informburo.kz разбирается, как всё обстоит на самом деле: что такое антидепрессанты и зачем они нужны, как применяются, вызывают ли побочные эффекты и привыкание, можно ли отменить их в любое время и почему принимать их, если есть необходимость, – нормально.

Что такое антидепрессанты

Антидепрессанты – вещества, которые влияют на функционирование центральной нервной системы, и, как понятно из названия, в основном используются при терапии депрессии.

Эти препараты снимают ощущения тоски, апатии, тревоги, беспокойства, раздражительности, напряжения, повышают активность психики, нормализуют аппетит и сон. Чтобы понять, как работают антидепрессанты, надо разобраться, как устроена нервная система.

Как устроена центральная нервная система

Центральная нервная система (ЦНС) «руководит парадом». В неё входят спинной и головной мозг, и она отвечает за простые и сложные рефлексы – стандартные реакции на какие-либо воздействия. Всё это работает при помощи нервных сигналов – импульсов .

Нервная система состоит из множества нервных клеток – нейронов . Чтобы нейроны проводили нервные импульсы, они должны быть связаны в сеть, которая будет передавать импульс от одной клетки к другой. Представьте детей, которые передают друг другу мяч на уроке физкультуры. Дети – нервные клетки, связанные в систему, а мяч – нервный импульс. А вот руки, с помощью которых дети передают мяч – это синапс , такое место контакта.

В синапсах нервный импульс передаётся от одной клетки к другой. Происходит это с помощью нейромедиаторов – это такие вещества-посредники. Соответственно, если нейромедиаторов недостаточно, то импульсы будут проходить плохо. А значит, нарушится работа всего организма:ведь нервная система контролирует все.

Кроме того, есть еще один нюанс. Нейромедиаторами являются вещества разной природы, в частности, среди них есть норадреналин, серотонин и дофамин. Эти вещества – гормоны. Поэтому, помимо передачи нервных импульсов, они выполняют еще много функций в качестве гормонов. Они влияют на работу отдельных органов и систем, на процессы сократимости мышц, сосудов, и отчасти – на настроение и внутренние ощущения. И вот при депрессии часто у человека снижается уровень этих гормонов-нейромедиаторов. Поэтому больным приходится так сложно: чувства тревожности, апатии и собственной никчёмности вызваны недостатком серотонина, дофамина и норадреналина. А так как гормоны влияют ещё на многие функции организма, этим объясняются физические проявления депрессии – слабость, усталость, нестабильный аппетит.

Антидепрессанты как раз и оказывают влияние на уровень этих гормонов-нейромедиаторов: они блокируют их распад или захват нейронами. От этого их уровень повышается.

Когда назначают антидепрессанты, и почему они могут быть неэффективны

Антидепрессанты, несмотря на их название, используют не только при лечении депрессии. применяются они и при многих других заболеваниях: это как раз объясняется тем, что они влияют на самые разные процессы в организме.

При депрессии и других расстройствах психики антидепрессанты тоже используют не всегда. Учёные до сих пор точно не знают всех особенностей и причин депрессии. Если бы дело было только в недостатке нейромедиаторов, то антидепрессанты помогали бы всем, а это не так. Кроме того, тогда бы при депрессии помогали наркотики типа амфетамина или кокаина: они влияют на нейромедиаторы и потому вызывают чувство эйфории. Но депрессия – куда более сложное расстройство, в котором задействованы разные механизмы.

Поэтому реакция на антидепрессанты индивидуальна, но и отказываться от них не стоит. Они помогают купировать тяжёлые состояния, чтобы пациенты смогли справиться с недугом. Антидепрессанты обычно не используют сами по себе, а сочетают с психотерапией и другими методами лечения. Иногда и вовсе можно обойтись без них – это зависит от состояния пациента. Назначение врач делает каждому индивидуально.

Бывает ли зависимость от антидепрессантов

Нет. Но нельзя отрицать, что после отмены антидепрессантов повышается риск суицида, и пациент чувствует себя плохо. Это синдром отмены, который многие и принимают за зависимость. Дело в том, что если резко оборвать искусственную поддержку уровня нейромедиаторов, то их уровень упадет – тогда пациенту и кажется, что вернулась депрессия, и он теперь не сможет без таблеток. Эта проблема решается усиленной психотерапией и медленным снижением дозировки препарата. Да и встречается синдром отмены не у всех, а чаще всего у пациентов, которые принимали высокие дозы.

Как антидепрессанты помогают при депрессии

Informburo.kz попросил девушку, прошедшую через депрессию и пищевое расстройство, рассказать свою историю. Она поделилась, как столкнулась с проблемой, прошла лечение, а затем – отказалась от антидепрессантов и снова вернулась к нормальной жизни. Мы публикуем её историю на условиях анонимности.

«В годик меня оставила мама. Я видела её редко, меня воспитывала бабушка. С детства я чувствовала свою ненужность и боялась, что меня бросят. И так и случилось, когда я встречалась с парнем: однажды он просто не пришёл на свидание, перестал отвечать на звонки – я не смогла с ним больше связаться. Не знала причины, не понимала, что происходит. Тогда придумала причину сама: я толстая. К слову, тогда я весила 48 кг при росте 164 см. Я стала вегетарианкой, ела два раза в день, периодически голодала и тренировалась в спортзале до седьмого пота. Меня раздражало чувство сытости, и я запрещала себе всё. После этого начались компульсивные переедания: я наедалась так, что было больно дышать, и ненавидела себя ещё сильнее. Месячные стали нерегулярными, а потом прекратились вовсе. Я испугалась и побежала к гинекологу. Она спросила меня о диете, а я сказала, что питаюсь нормально. Я действительно была убеждена, что ем нормально, а объедаюсь, потому что слабовольна.

Гинеколог назначила гормональные. Месячные пошли, но когда я отказалась от таблеток – прекратились снова. Как раз тогда я закончила университет и перестала получать стипендию. Стресс, неизвестность и отсутствие работы ввергли в панику: ведь теперь у меня не было денег на спортзал, и я могла растолстеть. Уже тогда началась депрессия. Однажды я заклеила все зеркала в доме так, чтобы было видно только лицо. Я не могла видеть себя и своё тело. Я ненавидела их.

Работала. Затем умерла бабушка. Было тяжело, и я продолжала голодать и тренироваться. О месячных уже не было и речи, но мне стало всё равно.

Так прошло 4 года – и всё это время я не подозревала, что у меня пищевое расстройство. Однажды у подруги появились те же симптомы, и мать купила ей антидепрессанты. Я погуглила эти таблетки и натолкнулась на понятие «нервная булимия» – оно в точности совпадало с моим состоянием. Сначала хотела пить антидепрессанты сама, но не смогла найти такие, которые бы продали без рецепта. Тогда решила обратиться к психотерапевту, чтобы он мне их выписал. К тому моменту я уже не хотела жить, стало тяжело вставать по утрам. Я была противна себе настолько, что хотелось расцарапать свое лицо и разрезать тело.

Психотерапевт не был сторонником назначения мне препаратов, но я настояла. Мне назначили маленькую дозу: я пила по четвёртой части таблетки. Параллельно проходила психотерапию с ним и у психолога. Эффект от таблеток был почти сразу: пропала тревога и ненависть к себе, появилось желание жить. Пошли месячные. Через 7 сеансов я бросила и терапию, и таблетки – вдруг поняла, что есть моя внутренняя работа, которую за меня не сделает никто. Побочных эффектов и синдрома отказа не было: в какой-то момент я просто стала забывать пить таблетки.

Я уволилась, стала работать удалённо. Вспомнила то, что я всегда любила – рисовать. Поступила на второе высшее на дизайн. Когда я нашла себя и стала делать то, что нравится, то и проблемы с пищей прекратились, пропуск тренировок перестал пугать. Я не тренировалась всю зиму, потому что училась и работала. Сейчас хожу в зал, но только потому, что мне это нравится. Не ограничиваю себя в пище, и срывы прекратились. Да, у меня неидеальное тело, и теперь я вешу 57 кг. Но всё это неважно: я наконец начала жить. Мне предстоит ещё работа над собой: шутки про вес и посты о похудении работают как триггер и вызывают приступы беспокойства. Я не могу сказать, что полностью здорова. Но я научилась любить себя и прислушиваться к своему телу».

Читайте также:

Что нужно учитывать при приёме антидепрессантов

Корреспондент Informburo.kz поговорил с Игорем Вавиловым, врачом-психиатром, психотерапевтом Республиканского научно-практического центра психического здоровья (РНПЦПЗ).

Доктор рассказал, что нужно учитывать при приеме антидепрессантов:

  • Врач назначает лечение на основании тяжести состояния пациента. Поэтому, если врач решил, что необходимо медикаментозное лечение, в том числе это и антидепрессанты, то пациенту важно точно следовать всем указаниям. Врач не просто так устанавливает определенную схему лечения. Курс антидепрессантов обычно длительный, поэтому важно все это время постоянно наблюдаться у врача: он будет отслеживать динамику состояния пациента. В соответствии с состоянием будет корректировать дозировку препарата.
  • Важно отказаться от алкоголя в период лечения. Потому что алкоголь может ухудшить состояние: усилить симптомы депрессии или вызвать побочные эффекты препарата.
  • Бояться антидепрессантов не стоит. Если от них чувствуете себя некомфортно, что-то беспокоит, то не бойтесь говорить об этом врачу. Возможно, вам просто не подходит этот конкретный препарат и нужно его поменять.

Важно: как понять, что требуется помощь психотерапевта

Informburo.kz также спросил Игоря Вавилова, как понять, что человеку требуется помощь специалиста.

Субъективно, на начальных этапах заболевания, человек может понять, что ему нужно обратиться к врачу. Если он на протяжении длительного времени испытывает негативные эмоции, особенно без видимых причин, и они ухудшают качество его жизни – стоит задуматься. Это может быть тревога, раздражительность, печаль, вина, обида. Не мимолетные, а именно непроходящие длительное время.

Но тут стоит учесть, что при депрессии человек может неадекватно оценивать своё эмоциональное состояние. Хорошо, если рядом с ним есть близкие, которые смогут вовремя забить тревогу, если заметят изменения в поведении.

В случае с девушкой, у которой было пищевое расстройство, ситуация как раз такой и была. Ей сложно было понять, что с ней что-то не так, потому что пищевое расстройство из разряда зависимостей – оно хроническое, может обостряться и спадать, и зависит от разных причин. Как в случае с любой зависимостью, критика к заболеванию у человека снижается: он может долго не осознавать проявлений расстройства. Осознание того, что необходима помощь, зачастую приходит лишь когда человек сталкивается с негативными последствиями зависимости».

Поэтому особенно важно быть внимательным: если вы заметите кардинальное изменение в поведении человека, то нужно посетить специалиста. Помните, что при психических расстройствах люди не всегда способны адекватно оценить своё состояние. Возможно, человек не понимает, что столкнулся с серьёзной проблемой. Если обратиться к врачу вовремя, можно качественно улучшить жизнь – а, может быть, даже спасти её.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://informburo.kz/cards/chto-takoe-antidepressanty-i-kak-oni-vliyayut-na-psihiku-.html

Гид The VillageАнтидепрессанты: Как они работают и почему им не доверяют

The Village разобрался, как действуют препараты, которые спасают людей от депрессии

Антидепрессанты всё быстрее входят в быт многих жителей России. И несмотря на то что в профессиональном сообществе существует консенсус относительно их эффективности в лечении депрессии, в российском обществе употребление антидепрессантов не считается чем-то здоровым. Многие из тех, кто принимает эти препараты в надежде улучшить своё психическое состояние, сталкиваются с непониманием со стороны родных и друзей, которые зачастую считают их приём прихотью или даже результатом заговора фармацевтических компаний. The Village попросил научного журналиста Светлану Ястребову объяснить, как на самом деле работают антидепрессанты, стоит ли опасаться их распространения и почему вокруг них рождаются мифы о неэффективности.

Глобальные тренды

С начала 2000-х годов частота применения антидепрессантов выросла практически во всех странах. В 2000 году чаще всего эти препараты использовали жители Исландии: 71 человек из тысячи признавались, что регулярно применяют их, а в 2011 году это число выросло до 106 человек на тысячу. В Канаде и Австралии показатели не намного лучше: в 2011 году к помощи препаратов против депрессии там прибегали 86 и 89 человек из тысячи соответственно. Скандинавы и прочие европейцы отставали, но не сильно. Жители стран Восточной Европы избегают постоянного приёма антидепрессантов, зато часто пользуются ими единоразово (честно говоря, это не имеет особого смысла для здоровья). Женщины лечат депрессию чаще мужчин, а бисексуалы — чаще гомо- и гетеросексуалов. По России, увы, точных данных нет.

Химия процесса

Однозначно верного ответа на вопрос «что вызывает депрессию» нет, и вряд ли он скоро появится. Есть несколько теорий возникновения депрессии, и большинство из них так или иначе завязаны на нейромедиаторах — веществах, передающих сигнал от одной нервной клетки к другим нервным или мышечным клеткам. Самая популярная гипотеза — серотониновая. Она гласит, что у больных депрессией либо нарушено само производство серотонина, либо его восприятие. Большинство лекарств против депрессии призваны устранить эту проблему. Одни из самых новых и часто применяемых — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). Они задерживают молекулы серотонина в щели между двумя нервными клетками, в результате чего эффект нейромедиатора проявляется дольше и сильнее. На работу других нейромедиаторов СИОЗС действовать не должны.

Средства предыдущих поколений имеют больше побочных эффектов. Это, например, ингибиторы моноаминоксидазы (МАО) — фермента, разрушающего серотонин и дофамин. Поскольку два этих нейромедиатора действуют не только на настроение, но и на многие другие процессы в организме (например, серотонин усиливает перистальтику кишечника, а также сужает сосуды, за счёт чего в некоторой степени управляет эрекцией), ингибиторы МАО могут давать самые разнообразные побочные эффекты. Поэтому их применяют гораздо реже СИОЗС, да и то по возможности в клинике, под постоянным присмотром врача.

Есть и другое мнение относительно причин депрессии. Известно, что при депрессии практически не образуется новых связей между нервными клетками. Вероятно, это и является причиной заболевания. Может быть, серотонин вообще не влияет на настроение, а только помогает запустить усиленное образование контактов между нейронами. Если это так, то становится понятно, почему большинство антидепрессантов поднимают настроение не сразу после первого приёма (как еда и алкоголь), а только через две недели, а ещё почему СИОЗС порой помогают и при тревожных расстройствах, которые с серотонином особо и не связаны.

Почему не стоит подбирать антидепрессанты самостоятельно?

Во-первых, вы не знаете, чем вызвана депрессия конкретно в вашем случае. Химия процесса в целом известна не до конца, и уже тем более определить на глаз, какая система нейромедиаторов сломалась конкретно в вашем случае, не выйдет. Кроме того, существует множество клинических исследований и их метаанализов, которые показывают: антидепрессанты помогают, только если степень тяжести заболевания выше средней. Скорее всего, человек, которому антидепрессанты реально способны помочь, чувствует себя настолько плохо, что не способен сам думать ни о каком подборе таблеток.

Тяжесть депрессии психиатры определяют несколькими способами. Один из них — так называемая шкала Гамильтона. Чаще всего её используют как раз при исследовании эффективности отдельных препаратов. Она включает в себя 21 вопрос о состоянии пациента. Каждый вариант ответа даёт определённое количество очков, и чем их суммарно больше, тем тяжелее депрессия. Максимально возможное число баллов — 23, лёгкая депрессия начинается от 8, тяжёлая — от 19. Лекарство считается эффективным, если благодаря ему счёт пациента по шкале Гамильтона падает хотя бы на три пункта ниже, чем от «лечения» с помощью плацебо. Такого падения не происходит у пациентов с депрессией лёгкой и средней тяжести.

Ну и наконец, как у всякого вещества, которое вмешивается в мозговую химию, у любого антидепрессанта есть множество самых разнообразных побочных эффектов — начиная от запоров и проблем с эрекцией и заканчивая реализованным желанием уйти из жизни. Конечно, на фармацевтический рынок выходят самые безопасные лекарства из возможных, и их прямые и побочные действия исследованы на животных и в клинике. Вместе с этим никто не отменял так называемый publication bias: и в медицине, и в фундаментальной науке чаще публикуют позитивные результаты исследований, а о нежелательных умалчивают. То есть никто не лжёт, но кое-кто недоговаривает. Отчасти это связано с тем, как звучат требования организаций по контролю за лекарственными средствами к производителям антидепрессантов. Например, Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (FDA) в своих документах учитывает только те побочные эффекты, которые наблюдались в ходе самого исследования и в течение суток после его окончания. Если что-нибудь произойдёт с участником исследования позже этого срока, это нигде не будет зафиксировано.

Есть ли способы быстро найти нужное лекарство?

Исследования новых антидепрессантов, в которых принимают участие сотни добровольцев, — это, конечно, хорошо. Только они не отменяют того, что каждому конкретному человеку приходится долго и порой мучительно подбирать препарат, который подойдёт именно ему. Это печальный факт, но его никак не обойти, хотя различные фармкомпании периодически предлагают чудодейственные способы предсказания действия того или иного антидепрессанта на конкретного человека. Например, были неоднократные попытки понять, будет ли действовать таблетка, по тому, как меняется электроэнцефалограмма пациента — частота и сила волн электрических сигналов, которые посылают клетки его мозга.

Результаты исследований на эту тему поначалу обнадёживали, но при ближайшем рассмотрении в самом ходе эксперимента обнаружились заметные изъяны. Например, в одной из работ было две группы пациентов — те, кому постоянно давали одни и те же антидепрессанты, и те, кому могли поменять препарат, если ЭЭГ пациентов «показывала», что это необходимо сделать. У людей из последней группы тяжесть депрессии падала быстрее и ниже. Вот только дело в том, что этих людей изначально лечили другими таблетками, не такими, как членов первой группы. Так что эффективность терапии здесь вообще невозможно сравнить.

Авторы двух других работ не сделали такой глупой ошибки, и по всему выходило, что их метод предсказания эффективности антидепрессантов по ЭЭГ работает. Но это если не смотреть на формулу перевода показаний ЭЭГ. Половина переменных в ней имеют значения, не известные никому, кроме авторов статей. И авторы не посчитали нужным делиться этой информацией с остальными.

Подбор нужных антидепрессантов по генам, честно говоря, тоже не работает. В статье, где описывается сам алгоритм подбора, рассказывается, что 51 испытуемого с депрессией поделили на две группы. Одним геномный алгоритм компании AssureRx «советовал» конкретные антидепрессанты, а другим лекарства подбирал психиатр. Сначала лечение было одинаково успешным в обеих группах, а через восемь недель состояние больных, которые послушались психиатра, почему-то резко ухудшалось. Тут надо учесть, что все участники исследования знали, кто посоветовал им лекарство, — психиатр или генетик. Так что пользователи алгоритма AssureRx могли просто очень хотеть, чтобы им быстрее становилось лучше, и эффект плацебо им реально помогал. Вдобавок ко всему в оригинальной статье не сказано, что же за таблетки принимали испытуемые. Может, они у каждого пациента были свои.

А может, антидепрессанты вообще не работают? Или делают только хуже?

Есть исследования, в которых и вовсе получалось, что препарат здорово помогает одной группе пациентов, снижая тяжесть симптомов их депрессии на четверть, а другой группе от него вообще не становится лучше (зато им помогает плацебо). А всё дело в том, что кривая выздоровления — степень снижения проявлений депрессии со временем — у каждого своя, и она зависит не только от используемых таблеток, но и от психотерапии, домашних условий и много чего ещё. Если сложить много таких индивидуальных кривых, как раз и получится «средняя температура по больнице».

В мае 2015 года профессор из Северного центра Кохрейна Питер Гетцше заявил в Британском медицинском журнале, что львиную долю рецептов на антидепрессанты, а также средства против тревожности можно отменить без малейшего вреда для пациентов — а может, даже и с пользой. А всё потому, что клинические исследования таких препаратов проводят неправильно, не учитывая многих важных факторов. Например, FDA в 15 раз занижает количество самоубийств, случившихся во время клинических испытаний антидепрессантов. Не нарочно, конечно, а потому, что пациенты совершают суицид через неделю-две после окончания этих испытаний, когда их состояние уже не фиксируется в официальных источниках. Особенно часто самоубийства в среде принимающих СИОЗС происходят среди людей моложе 25 лет. Гетцше делает вывод, что и у антидепрессантов, и у анксиолитиков, и у средств против шизофрении, синдрома дефицита внимания и других соотношение «безопасность — эффективность» оставляет желать лучшего.

Есть и альтернативное мнение, и оно тоже связано с порядком проведения клинических исследований. И исследователям, и производителям лекарств невыгодно набирать добровольцев из числа склонных к суициду, ведь если они умрут, принимая не до конца проверенное лекарство, плохо будет всем. А скольких человек антидепрессанты в реальной жизни спасли от самоубийства, мы никогда не узнаем, потому что официальную статистику по этому вопросу никто не собирает. Кроме всего прочего, в США частота самоубийств среди детей и подростков с начала 1990-х снижалась параллельно тому, как продажи антидепрессантов шли в гору. Так что обвинять антидепрессанты во всех смертных грехах рановато.

Тем не менее, возможно, действительно стоит выписывать меньше рецептов на них. Ведь если человек принимает антидепрессанты или средства для снижения тревожности, это не обязательно значит, что он правда болен и ему правда нужны эти препараты. Между тем лекарства названных классов не работают на здоровых людях. Получается примерно так: по клиническим показаниям антидепрессанты нужны одному человеку из сотни, но из-за рекламы или каких-то иных факторов их принимают десять человек из ста. Из десяти людей на девятерых здоровых таблетки не действуют, и в результате большинство начинает считать, что эти препараты неэффективны вообще. А это не так.

Источник: http://www.the-village.ru/village/city/city-guide/230427-antidepressants

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ОнкологРФ